ДЖЕНТЛЬМЕНЫ ПРЕДПОЧИТАЮТ СПОКОЙНЫХ

ДЖЕНТЛЬМЕНЫ ПРЕДПОЧИТАЮТ СПОКОЙНЫХ
     Худая девушка на обложке журнала - это целая философия, к которой поневоле приобщены тысячи наших женщин. Никто не спрашивает, каково им ориентироваться на мосластую модель, - они должны соответствовать, и все тут. Даже самые упертые, те, кто на словах проклинают спущенные сверху размеры и гордо говорят, что ни за что и никогда не купятся на фальшивый стандарт 90х60х90, тайком покупают утягивающие трусы и противоцеллюлитные кремы. Пора признаться самим себе - индустрия моды незаметно перемолола нас и выплюнула готовыми к употреблению всяческих гадостей для похудания. Мозги наши давно и успешно промыты, а тело - это просто какой-то узник замка Иф, который смотрит с тоской сквозь решетку сознания на котлетки и шашлыки. На оптимальный образ женщины во все века всегда что-нибудь да влияло. Во времена зарождения человечества этим чем-то была крепость зубов, мышц и всего остального, потому что перегрузки, сами понимаете, на первобытную мамашу падали еще те. Когда появилось официальное искусство, его идеалы немедленно отразились на полотнах современников. Рахитичные дамы средневековья и радостные целлюлитки Рубенса. Эпохи тасовали женские фигуры, сохраняя, однако, золотую пропорцию 0,7 (соотношение талии к бедрам). Величайшее изобретение человечества - корсет - надолго выбило мужчин из седла: сами посудите, посмотреть порядочную невесту без одежды не представлялось никакой возможности, а представленная жениху в одежде, она являла собой стройную березку, так туго-натуго была затянута в корсет. Кто знает, какие трагедии разыгрывались в первую брачную ночь, когда из свадебного платья вываливалась бесформенная пышка с внезапно и тоскливо опавшей грудью?
     Женщина всегда была жертвой моды. И мода для каждого сословия была своя: крестьянки натирали щеки свеклой и одевались в широкие сарафаны, дворянки принимали ванну Клеопатры и носили кринолины. Среднее сословие пыталось догнать аристократию, но в итоге все кончалось свеклой. Чем хорошо сегодняшнее время? Унифицированностью. Женские журналы с одинаковым интересом читает и новая русская дама, и студентка, и домохозяйка. В России, где любят жить широко, дама с зарплатой в 300 долларов может позволить себе платье за 500. Где взяла? Скопила! Иностранцы, приезжающие в Россию, поражаются тому, насколько хорошо одеты женщины в сравнении со скудными циферками средней зарплаты. С нарядами проблем у нас никогда не было, что бы там ни говорили, морща нос, западные женщины о безвкусном русском шике. (Совсем они там одичали в плену экологических иллюзий, питаясь сеном и одеваясь в хламиды цвета перепрелого веника.) Да за одну нашу зиму - темную и холодную - требуется компенсация в виде борщей, шашлыков, яркой помады и теплой натуральной шубы!
     Гонка за фигурой проводится нашей женщиной спринтерским методом. Быстренько поголодали, быстренько вскочили на весы и - что это? Ах! Убыло всего сто пятьдесят граммов?! Да какого черта! Горе срочно заедается пончиком, и так далее, до следующего озарения при виде какой-нибудь изумительно стройной телеведущей. А, собственно, зачем? Если вы уже вывели алгоритм собственных метаний по поводу фигуры и заключается он в том, что вы, некоторое время помучив себя, с завидным постоянством возвращаетесь на круги своя, на свои собственные Х-десят килограмм, то зачем вам эти мучения? Для спортивного интереса? Уверяю вас, что если бы вам платили столько же, сколько пресловутой Мосс, то вы бы под страхом смертной казни не подошли бы к булкам, нет, не подошли бы и постоянно мучались бы от этого, от невозможности утолять естественные человеческие желания. И избывали бы муки каким-нибудь оригинальным способом вроде выпивки. Образ девушки с обложки страшен не столько тем, что подвигает тысячи женщин худеть и взвешиваться, взвешиваться и худеть, сколько тем, что заслоняет собой индивидуальность читательницы. Ей хочется жить жизнью этой девушки, по сути фантома, и в этом бы не было ничего худого, если бы читательница не забывала себя. Но она себя забывает полностью. Ей кажется, что ее существование неинтересно, скучно, мелко, а настоящую жизнь ведет худая модель там, далеко, в большом городе, в свете огней и блеске бриллиантов. Если что-то и было за душой у бедной читательницы, то это беспощадно задавливается. И выстраивается формула того, как ей надо жить, как живет якобы продвинутый образец: выглядеть на все сто, фитнесс, аэробика, обезжиренный йогурт, необходимые добродетели, модные фильмы (даже если это какая-нибудь глупая голливудская чертовня)... Мужчина такой девушке нужен подтянутый, с прицелом на карьеру, а если в нем присутствует малейший намек на эгоизм и тунеядство - гнать его подальше. Как заботливо-холодно говорится обычно в женском журнале, "вам лучше не тратить на такого жизнь", при этом в виду имеется то, что тратить жизнь нужно на удачливого, а то и вовсе только на себя саму.
     И все бы ничего, но такая девица почему-то вызывает тошноту. Как усердно рекламируемый маргарин - ни жиров-то в ней нет, ни углеводов, вообще ни хрена! Нет, знаете, пусть Линда Евангелиста крутит там свои педали, хищно и приветливо оскаливаясь в объектив, а я лично чего-то там буду крутить, только если мне этого сильно захочется. Самой. И никто не убедит меня в том, что изящная фигура заменит счастливую личную жизнь и множество хорошо развитых извилин в голове.
     P.S. Кстати, если кто подумал, что сей материал написала жирная фурия, то он просто-таки ошибся. Пропорцию 0,7 природа при моем изготовлении тщательно соблюла.
     P.P.S. Один мой хороший знакомый на вопрос, какая жена лучше - та, что оглядывается на девушек с обложки, или та, которая занята исключительно собой, недолго думая, сказал: "Баба, которая все время пытается похудеть, дороже обойдется. Эти средства для похудания - они же чертову кучу денег стоят. А всякие курсы шейпинга, а диеты? Это ведь и меня будут капустой кормить? Нет уж, увольте. И потом, худеющая баба - это сплошные нервы. А я еще пожить хочу".
Алена АНТОНОВА.

Другие записи